Архив: Radioclit


В рубрике "Архив" мы публикуем наши беседы с выдающимися деятелями современной музыки. Эти интервью актуальны и сегодня, как и то, что продолжают делать их герои.


В середине и второй половине 00-х клубно-электронный локомотив среди прочего был представлен такими жанрами/явлениями как ghetto-pop, crunk, booty-boogie иже с ними. Одной из наиболее острых и эффектных команд на этой ниве являлся базирующийся в Лондоне франко-шведский дуэт Radioclit. Вскоре, однако, пытливые парни – Этьен Трон и Йохан Карлберг – стали (плавно и естественно) переключаться на различную этноделику: будь-то танцевальная, трансогенная или эйфорическая. Принялись продюсировать уникального певца из Малави Эсау Мвамвая, образовали с ним же нашумевший проект The Very Best, коим и занимались минувшую декаду. Владимир Сиваш «поймал» Radioclit для довольно обширного интервью как раз в переходный период – в апреле 2008-го, накануне визита дуэта в Киев. То были любопытные времена, когда, например, Diplo считался уважаемым продюсером-тейстмейкером, а не коммерческой ерундой, как сейчас. Когда M.I.A. только недавно выстрелила из лондонского подполья и не еще не провозглашалась большой поп-звездой. Когда певица SantIgold еще именовалось SantOgold. И тому подобное… Все они есть в данном тексте.


Изначально интервью было опубликовано в журнале «Афиша» (Киев) в апреле 2008 года.



Один из вас приехал в Лондон из Франции, другой из Швеции. Почему именно Лондон, и как вы встретились в этом городе?


Йохан: Мы оба уже какое-то время жили в Лондоне, прежде чем познакомились. Я приехал сюда сразу же по окончанию учебы в 2001-м с целой коммуной шведской молодежи – мы облюбовали один из лондонских сквотов.


Этьен: Я оказался в английской столице в 2002-м, прежде всего потому, что тогда моим выпускающим лейблом был британский рекординг – Big Dada Records, саб-лейбл Ninja Tune. А узнали друг друга мы через общих друзей – участников парижской группы TTC (они тоже выпускались на Big Dada Records). Уже дальше было наше интернет-радио-шоу, которое называлось как раз Radioclit.


Расскажите немного о вашей прошлой музыкальной жизни до Radioclit, а также о вещах, которые побудили вас создать совместный проект, как сформировалась ключевая творческая идея?


Йохан: В течение многих лет (еще даже в Швеции) я продюсировал и читал рэп в хип-хоп-группе Stacs Of Stamina. Когда же несколько лет назад мы наконец-то выпустили дебютный альбом, я уже всем был сыт по горло. Мне просто надоел рэп с его клише. Я хотел делать разную музыку с разными людьми. Radioclit, наше радио-представление, сотрудничество с Этьеном – это был логичный шаг в данном направлении.


Этьен: Как и миллионы детей, лет в 11-12 я начал бренчать на гитаре, через некоторое время сносно овладел игрой на этом инструменте. Но потом у меня появились виниловые вертушки, гитара была забыта. Забавно, что теперь я снова стал играть на гитаре. И вертушки все еще в деле.


Что касается идеи Radioclit, то мы изначально хотели сделать радио-шоу, не признававшее никаких границ – играть всю странную сумасшедшую гетто-музыку, которой мы восторгались, но которой абсолютно тогда не было в масс-медиа. Ты знаешь, на нас очень сильно повлияла культура лондонских пиратских радиостанций. Совершенно уникальное и безумное явление! Даже удивительно, что до сих пор о нем не написали книгу и не сняли документальный фильм.



Все эти во многом родственные жанры и явления, которые стали взрываться два-три года назад (и продолжают кипеть) – байле-фанк, грайм, Baltimore, ghetto-tech, сrunk, maimi bass/booty bass – как сформировалась данная сцена? Понятно, что сейчас вы все друг друга знаете, но вначале было ли это движением внутри приблизительно одного артистического круга или просто у разных людей (Diplo, Switch, Sinden, Radioclit, TTC etc.) одновременно вызревали похожие идеи?


Йохан: Думаю, все упомянутые тобой люди в свое время попросту устали от глянца и показной крутизны чисто электронной танцевальной музыки. Они начали смотреть, что происходит рядом и вокруг.


Конечно, Diplo можно назвать пионером. На его ранних микстейпах было много классного гетто-материала. В то же время TTC делали свое дело во Франции довольно обособленно. Switch и Sinden всплыли немного позже.


Но, в принципе, ты прав – наверное, у всех параллельно появлялись сходные идеи. А также происходило и происходит перекрестное влияние – каждый знает каждого, или, по крайней мере, имеет общих знакомых.


Мы почти все, так или иначе, работали друг с другом. Да, наверное, это можно назвать «комьюнити», однако с другой стороны… ни фига это не комьюнити. Особенно сейчас. Все идут немного в разных направлениях. Каждый пытается оставаться актуальным, но делать свою вещь…


Этьен: По правде говоря, мы подсели на гетто-саунд не без влияния таких людей как Diplo. Которого мы встретили давно, еще до всего хайпа – в 2003-м (я тогда работал с Big Dada Records, и они как раз в том году подписали Diplo).


Вообще, мы росли, слушая тонны рока, попа, хип-хопа, техно и еще бог знает чего… никогда не привязываясь к одному из жанров. Так что, когда какой-то стиль загибается, мы всегда готовы продолжить вечеринку. Ха-ха.


В продолжение темы: Mad Decent Records (лейбл Diplo) или Counterfeet (лейбл Sinden’а) вам больше друзья или конкуренты?


Йохан: Друзья, конечно! Мы выпустили уже два миньона на Counterfeet. Записали трек вместе с Diplo и Buraka Som Sistema. Вообще, для Mad Decent Records наш дуэт сделал массу продакшна. Также, вы, наверное, знаете, Radioclit продюсировали несколько треков Bonde Do Role…


Все они наши хорошие приятели.


От первого лица, так сказать, растолкуйте, что вы вкладываете в вами же заявленное понятие «Ghetto-Pop»?


Йохан: Для нас хорошей музыкой является та, которая сразу же сшибает тебя с места, рубит тебя без обиняков прямо в лицо. Она также должна быть амбициозной и эффективной в глобальном плане. Вот соединяешь гетто и поп – и получаешь такую смесь. Попробуй с ней поспорь!




В прошлом году в одной из статей мы сопоставляли ангольский кудуро и бразильский байле-фанк, прийдя к выводу, что, несмотря на разные страны и разный звук, схемы генезиса этих жанров почти одинаковые: бедные кварталы жарких городов + энергетика локальных танцевальных жанров + грубое зеркало евро-американских дэнс-штампов. Что вы думаете по этому поводу?


Этьен: Да, вы совершенно правы. Идентичная ситуация в разных уголках света, где молодые люди без гроша вдруг натыкаются на примитивное музыкальное оборудование или брошенный компьютер. Эти дети, сами того не осознавая, создают свой убойный звук. Обычно речь об уникальной танцевальной музыке, будь-то кудуро, funk carioca или kwaito…

В них сырая энергетика, всегда проявляющаяся, когда не самые счастливые берутся за создание музыки.


И самая удивительная вещь заключается в том, что все эти люди, живущие в своих маленьких мирках и не знающие, что происходит даже в 100 километрах от них, по итогу получают очень похожую, по сути, музыку, находясь в разных концах планеты!

Это ведь один и тот же стержень, одна и та же энергия – в черном хаусе Чикаго 80-х, британском грайме начала-середины 00-х или ангольском кудуро 2008-го.

Именно поэтому наши диджей-сеты такие цельные, несмотря на то, что мы вроде бы играем материал разных лет и разных континентов.


Давайте о вашем новом герое, певце из Малави Эсау Мвамвая. Вы сейчас продюсируете его дебютный альбом для своего лейбла. Те треки, которые мы уже слышали, просто вгоняют в эйфорию. Расскажите подробней об этом певце и, собственно, альбоме. А также о малавийской музыкальной традиции.


Йохан: Этьен встретил Эсау, когда покупал велосипед в секонд-хэнд-магазинчике всякой всячины. Собственно им как раз заведует Эсау. Слово за слово, и Этьен пригласил нового знакомого на нашу вечеринку. Там Эсау нам рассказал, что играет на разных африканских барабанах.


Мы как раз тогда, в сентябре 2006-го, делали трек для Kano, и решили пригласить Эсау в качестве перкуссиониста. Но по ходу он начал петь – мы с Этьеном просто офигели.


С того момента работа закипела, и буквально только что мы закончили альбом (в итоге вышел под маркой проекта The Very Best – прим. ред.). Он звучит потрясающе! Мы хотели пригласить в качестве гостей M.I.A., Vampire Weekend, Марину из Bonde Do Role. И нам удалось подключить их всех!


Самый последний трек для пластинки закончен буквально три недели назад (как раз с Vampire Weekend).


Альбом действительно органично сплетает два мира. Эсау привнес свой феноменальный вокал, экзотическое интонирование. А мы – свой фирменный продакшн: от темного электронного звука в духе 80-х до crunk-битов и даже более простых поп-стандартов. Для меня до сих пор удивительно, как голос Эсау великолепно сочетается со всеми нашими штуками. Каждый новый трек, который мы делали, буквально уносил нас всех – такое бывает очень-очень редко.

В следующие пару недель все окончательно подчистим на записи, а пока готовится живое шоу Эсау с танцорами… Кстати, сейчас ждем хорошее предложение от какого-нибудь большого лейбла на распространение пластинки. Потому что, понимаешь, это может пойти даже в массы, это звучит вполне доступно. Ха-ха, мы хотим взорвать мэйнстрим-рынок данной работой. Да, своего рода поп, но, бл…дь, суперкрутой поп.




С другой стороны, похоже, вы сегодня больше сдвигаетесь от crunk/electro/booty-boogie к почти корневой этнике, шаманскому трайблу. Верно?


Йохан: Тут ты тоже прав. Radioclit сейчас по уши в музыке зулу. Более того, мы пришли к выводу, что лучшая танцевальная музыка – это африканский транс. Очень просто и очень по-настоящему!


Нет, само собой, продолжаем следить за crunk-сценой, хоп-электро и т.д. Но интересные вещи здесь происходят не так часто как три года назад.

Просто Radioclit осваивают новые территории, двигаются вглубь Черного континента. Ты знаешь, африканская танцевалка – это просто сумасшествие. Кудуро или вот, например, хаус из Претории.


Куда дальше вы видите свое развитие?


Йохан: Про сегодняшние приоритеты я уже сказал. А вообще, мы просто следуем за хорошей музыкой. Куда она нас вынесет в следующий раз? Может в любой уголок Земли, мне кажется. Столько классной музыки ждет, чтоб ее нашли!

Если более приземлено, то первейшее задание – закончить альбом Эсау. Затем – записать большой клубный хит! Мы немного выпали из темы, пока занимались диском Мвамвая. Будем надеяться, что таким хитом станет наш следующий сингл Secousse, который выйдет на лейбле Mental Groove в мае или июне. Квинтэссенция наших ‘world music’-вечеринок в Лондоне. Ремиксы выполнили Crookers и классный продюсер из Кот-д'Ивуара Bablee.


Что касается ваших ремиксов. Официальные, например для Matt & Kim, Brodinski, Alphabeat, хорошо известны всем интересующимся. Но у вас же, кажется, масса неофициальных бутлег-ремиксов. Можете привести краткий перечень. Какие из них вы бы выделили?


Этьен: Ты знаешь, в последнее время мы вообще почти не делаем ремиксы. В этом году было только два: кудуро-ремикс на старый хит «Emerge» Fisherspooner (скоро выйдет на Mad Decent) и еще один для австралийцев Bumblebeez. Сейчас мы стараемся сфокусироваться на собственном оригинальном материале, на ремиксы просто нет времени.


Да, иногда, скорее в шутку, мы строгаем бутлег-ремиксы на древние шлягеры. Не буду говорить что конкретно, но вполне вероятно кое-какие из них ты услышишь на наших релизах на лейбле Counterfeet.


Bonde Do Role, Santogold, M.I.A., Buraka Som Sistema – чем запомнилась работа с каждым из них?


Йохан: С Bonde Do Role было много всего. Очень весело мы записывались у них в Бразилии и репетировали для тура, который потом делали вместе, и который опять же был одной сплошной вечеринкой.


А когда Bonde Do Role впервые приехали в Англию, они остановились у нас. Прибыли черти с ящиком каких-то особенных сигарет. Короче, неделю мы беспробудно пили бразильское пойло и курили их дурь, ха-ха.


Трек для Santogold, что забавно, был выполнен без ее участия (только после того, как его закончили, мы встретили живую Santogold). Тогда же в нашей студии находилась M.I.A., и она просто бесцеремонно влезла в вокальную дорожку Santogold, ха-ха, добавила своих строчек.


С Buraka Som Sistema познакомилась в 2006-м в Лиссабоне. К тому времени мы уже ремикшировали их трек «Wawaba». Помнится, его им проиграли прямо в стерео дешевой арендованной машины. Наверное, парням понравилось, потому что в ответ они нам подарили 700 (!) аутентичных кудуро-композиций!


Есть ли треки, которые вы сейчас регулярно включаете в свои диджей-сеты? Какие?


Йохан: Ха. После бесчисленного количества бесплатных интернет-миксов в течение трех лет, мы сегодня решили держать наши секреты, наше оружие при себе. Чтобы людям сносило крышу, когда они приходят в клубы на живые сеты Radioclit.

То есть, вы теперь знаете, что нужно делать в тот вечер, когда мы к вам приедем, ха-ха.


Интервью: Владимир Сиваш