Архив: Жиль Петерсон

В рубрике "Архив" мы публикуем наши беседы с выдающимися деятелями  современной музыки. Эти интервью актуальны и сегодня, как и то, что продолжают делать их герои. 



Жиль Петерсон - британский диджей, основатель лейбла и жанра Acid Jazz, а также не менее знаменитых лейблов Talking Loud и Brownswood Records, неутомимый искатель актуальной музыки по всему миру в жанрах от хип-хопа и джаза до этно-экспериментов и современного фьюжн. Его программа Worldwide FM выходит еженедельно по всему миру, в том числе на ужгородской TysaFM с 16:00 до 18-00. С 2005 года в Лондоне вручают Worldwide Awards, а в Сете во Франции проходит Worldwide Festival. 15 августа этого года мир услышит новое детище Жиля, фестиваль We Out There



Влад Фисун взял интервью у Жиля Петерсона в 2012 году на террасе еще существовавшего клуба Crystal Hall в Киеве. Отчасти тема разговора продиктована актуальным в то время проектом Havana Cultura, посвященным новой кубинской сцене. 



- Ты большой человек в музыкальной индустрии. Но ты решил стать еще больше. Зачем?

- Думаешь, я большой человек?


- Безусловно! А со своим новым проектом - тем более!

- Не знаю, я просто хотел воспользоваться возможностью сделать что-то совсем новое для меня, и попасть на Кубу - я никогда там не был. Я много путешествовал, в том числе и за джазом - Бразилия, Африка... И для меня было большим открытием то, как джаз, в том числе, живет и развивается на Кубе. Впервые я попал туда 2 года назад. И впервые я ехал туда не более, чем выполнить свою обычную работу - просто составить компиляцию современных кубинских музыкантов... Но...


- Случилось что-то непредвиденное?

- Да нет, скорее все просто произошло гораздо лучше, чем ожидалось. К счастью, я поехал на Кубу не один, а с парнями, вращавшимися в тамошних кругах. В частности, с теми, кто занимался проектом Havana Cultura. Разумеется, у меня было достаточно обширное представление о кубинской музыке. Но меня интересовали музыканты, которые играют не традиционную музыку или классический джаз, а делают что-то более современное.. Нет, не то слово... Актуальное?.. Ну, скажем, более продвинутое, Вот. Хип-хоп, например, или джаз нового поколения. И это было здорово! И мы сделали не просто компиляцию, а альбом. 




- А в чем заключалась твоя работа, Ты работал и как саунд-продюсер? Ты приходил в студию и говорил: "Парни, надо звучать вот так, и вас полюбит Европа?"

- Нет, нет - я скорее был куратором, я так бы обозначил. Я не настолько наглый, чтобы кому-то что-то диктовать. Я переслушал кучу музыки, и у меня была вполне конкретная задача. Сейчас весь мир ассоциирует кубинскую сцену с Buena Vista Social Club. Безусловно, это прекрасный проект, но это - олд-скул. И его успех полностью перекрывает кислород молодой плеяде артистов, которые играют другую музыку. 

Это как приехать в Бразилию, ожидая, что на каждом углу будут играть "Девушку из Ипанемы". А на деле - в Бразилии куча всего, и безумные рок-группы, и байле-фанк, и DIY техно...  

Я бы сказал так, что я слегка приоткрыл дверь в мир новому поколению кубинских музыкантов. И мне кажется, моя маленькая миссия проходит успешно.


- И сколько парней на Кубе могут сказать тебе "Большое спасибо" за все это?

- Ох... я не знаю. Тем более, что большинство из них невыездные. Они не могут покинуть пределы страны пока что. Потом я еще нашел такой талант - она просто клад. Данай, это новая Джилл Скотт, я серьезно. Мы выпустили с ней альбом, и сейчас она часто выступает в Лондоне, и в Европе, она классный МС и вообще - находка. Думаю, у нее хорошие перспективы.



- Если бы ты занимался подобным проектом, скажем, лет 20 назад, то тогда твой заработок был бы очевиден. Нашел талантливых ребят, выпустил их музыку, продал, организовал несколько выступлений, разослал дорожки на ремиксы... Сейчас - каким образом твой вклад в развитие Havana Cultura еще и рентабелен?

- Я считаю, что это отличный пример того, как строятся отношения между музыкантами, продюсером проекта и спонсором. Сегодня люди практически не покупают музыку, да, это так - они разве что покупают билеты на концерты. Да, это тоже статья доходов, но она не всегда может покрыть расходы. При этом я общаюсь со спонсором, компанией Pernod Ricard, которая делает проект под вывеской рома Havana Club - и эта сторона очень довольна происходящим. Значит, я все правильно делаю и для них, и для музыкантов, и для себя. Да, вот 20 лет назад могла существовать компания Island Records с каталогом, полным интересных проектов, и прекрасно себя ощуща... (отвлекается). Прекрасные женщины повсюду у вас... Повсюду... Это мы сели в какое-то особое место, где они ходят и ходят мимо? Красавица на красавице...


- Да нет. Жаль, у тебя нет времени побродить по Киеву просто так, но в общем, женская часть генофонда у нас прекрасная. 

- Так, о чем я... Ах, да, ну я работаю с замечательным спонсором. Более того, они хотели просто привлечь больше внимания к их сайту havana-cultura.com, используя мое имя. Этот сайт не только о музыке, он посвящен пропаганде новой кубинской культуры - и арт, и танцы... И для меня это было прекрасное предложение. Не только потому, что оно еще и было финансово подкреплено. Продавать музыку - все, это больше не приносит денег, увы. Но это помогает воплощать подобные проекты - иначе я бы не смог осуществить то, что осуществил и продолжаю.


- Что бы ты мог посоветовать тем, кто все-таки хочет попасть в этот музыкальный "безденежный" бизнес?

- Во-первых, все-таки в этом бизнесе осталась одна статья доходов, на которую ни пиратство, ни Интернет не в состоянии отрицательно повлиять. Это - концерты. Если обратить внимание, последние 10-15 лет количество появляющихся групп растет. Даже одиночки, вроде Метью Херберта, они понимают, что на концерте им нужна группа музыкантов, которые могут импровизировать, работать с публикой - и это и стоит дороже, чем один парень, обвешанный какими-то коробочками с проводами. 

Да, записями уже особо не заработаешь, Зато заработаешь хорошими отзывами в сети, видео, чем-то, что способно удорожить твой проект и сделать его востребованным. 

Я бы не рекомендовал открывать сейчас звукозаписывающий лейбл. Нет, разумеется, если такая возможность есть - пожалуйста, делайте. Но будьте уверены, что у вас есть какая-то финансовая поддержка, что-то, что поможет вашему делу выстоять.

15 лет назад, когда я запускал записывающую компанию, я думал только о продаже музыки. 

Сейчас моя компания -  Brownswood Recordings - занимается и организацией концертов, и маркетинговыми исследованиями, и еще кучей всего.



- Мэтт Блек из Coldcut мне как то сообщил, что его лейбл сейчас больше всего денег зарабатывает на джинсах...

- На чем? Джинсах? Культовый Ninja Tune - на джинсах?! Вау, мне надо побеседовать с ним об этом... Возможно, мне надо подумать о развитии бизнеса (смеется). Вообще, у меня когда-то выходили именные джинсы - в Японии. Вместе с Levi's. Отличные были штаны - жаль, ни осталось ни одной пары у меня. Больше уже не выпускаются. Да и на тебя не подошли бы - таких больших размеров не делали (смеется). Надо подумать, изобрести с каким-то брендом что-нибудь запоминающееся под моим именем. Глобальное...


- Однажды ты это уже сделал, открыв лейбл под названием, которое стало нарицательным, Acid Jazz. Как родилось такое название? Фактически, ты же окрестил целый жанр!

- Я работал с диджеем Крисом Таймсом. Он был и старше, и опытнее, чем я. Очень веселый парень, все время вытворял какие-то штуки за пультом, любил наряжаться - ну короче, не такой серьезный, как все британские диджеи, к которым вы привыкли. В то время я часто играл с будущими бонзами клубного бизнеса, например, Пол Окенфольд и Дэнни Рамплинг, на одних вечеринках, в тех же клубах. И как-то я и Крис - мы должны были играть после Оаки. Он в то время сильно увлекался эйсид-хаусом, мы ждали своей очереди и думали, что же играть нам. И Крис начал ставить старый фанк с барабанными соло и гитарами, воплями. Он взорвал танцпол, буквально, повернулся ко мне и сказал: "Да еб..ть эйсид-хаус, вот вам - эйсид-джаз!" Так шутка превратилась в целое движение. 


- Которое ты решил оставить... Чего тебе не хватило в Acid Jazz, почему ты решил запустить Talking Loud? 

- В то время наша музыка стала настолько популярна, что даже мейджоры - Universal, BMG - стали обращаться к нам. У них были похожие проекты на те, которые издавали мы, и им хотелось быть рядом с названием Acid Jazz. Я же был более амбициозен, и мне хотелось идти дальше, и делать более танцевальную музыку, для клубов. Мне надоело вариться в каше, заваренной на северном соуле и остатках культуры модов. В рамки Acid Jazz то, что было мне интересно, не помещалось. И я запустил Talking Loud. 

Мои друзья до сих пор управляют Acid Jazz, я до сих пор покупаю их новые пластинки, Но я когда-то им сказал: "Ребята, я делал с вами то, что делал - держите это при себе. А я пошел займусь чем-то еще".


- Но твоя карьера в музыке началась не с лейблов, а с пиратских станций. Чем был обоснован этот лондонский феномен, В СССР такого точно бы не случилось - приехали бы сразу и всех оформили куда надо. Почему в Лондоне с пиратскими станциями, вещавшими что угодно без всяких лицензий, никто ничего не делал.

- Ну как, делали. В принципе, период существования станции было до полугода - потом ее закрывали. Одна из моих станций как-то просуществовала 2 недели. 

Но Лондон это большой город. И нелегальных станций в нем была уйма. Зарабатывали на чем? На рекламе ночных клубов, каких-то магазинчиков, вечеринок. Это были небольшие деньги, но для штата в 3 человека их было достаточно. Оборудование покупали, как бог на душу положит. Главное было узнать заранее, что тебя едут закрывать, и постараться все спасти.

Однажды нас сцапали, станция работала почти 5 месяцев, и парень, который приехал с полицией, сказал: "Ребята, мы бы давно вас закрыли - но нам очень нравилась музыка, которую вы ставили, поэтому мы тянули до последнего". 

В конце концов, даже к этим небольшим деньгам потянулись криминальные руки. Все стало каким-то мафиозным. Однажды у нас была станция на верху небоскреба, и снизу, с ресепшна, позвонил охранник и сказал, что нас приехали закрывать - но это не полиция явно. И там были такие парни, с пистолетами...


- Вот прям так с пистолетами?

- Ну... Ладно, не пистолетами, но такие, тяжелые парни, с чем-то нехорошим в карманах... Да, было так, неприятненько...


- Каким образом пиратские станции смогли обрести законный статус? Например, та же знаменитая Kiss FM (не путать с отечественным "аналогом")

- Да очень просто. Да, ее несколько раз закрывали, но в конце концов кто-то проанализировал, что такие станции слушает гораздо большая аудитория, нежели государственную скукоту. Открывали предприятие на законных основаниях - а название и идеология уже и так были.


- Если сравнить тебя нынешнего, более 10 лет ведущего одно из самых рейтинговых шоу на ВВС Radio 1, и тогдашнего, сидевшего в маленькой радиорубке на крыше. Что-то поменялось в тех принципах, по которым ты строишь свое радиошоу? На тебя давит руководство, тебя подкупают продюсеры... Или все равно есть сияние чистого разума Джайлса Петерсона, и ничто его не помутит?

- Нет, я бы сказал, нет. Мои принципы остались прежними...



- А можно узнать об этих принципах подробнее?

- Люди, которые продюсируют мое шоу... Нет, я понимаю их ответственность... Но музыка, музыка повсюду, и я никогда не знаю, что будет, заранее. Я не готовлюсь специально дома, не расписываю порядок треков... У меня всегда с собой много вариантов, и они рождаются моментально - и непредсказуемо. Я импровизирую с музыкой. Мне очень повезло, я в уникальном положении. Немногие могут себе позволить подобное, да еще и получать за это деньги. Я считаю, что я благословлен. Я удачлив. И это здорово. 

Я могу поставить какой-то дабстеп вслед за фриджазом, а затем какой-то латиной ударить вдогонку. 


- И что же, никогда в рубку не приходил уставший парень в измятом костюме из отдела вещания и говорил...

- На ВВС нет - никто и никогда. Может, поэтому мое шоу выходит за полночь, а не в утреннем эфире, на завтрак (смеется). Но разумеется, большинство людей слушает мое шоу в интернете. Надеюсь, и вы в том числе.