Архив: Felix Da Housecat

В рубрике "Архив" мы публикуем наши беседы с выдающимися деятелями современной музыки. Эти интервью актуальны и сегодня, как и то, что продолжают делать их герои. 


Самый модный диджей середины 2000-х попал в Киев на гребне славы: непревзойденный альбом десятилетия 'Kittenz and Thee Glitz', ремиксы на топовых поп-звезд, вечеринки нонстоп, и тот самый микс-саундтрек для компьютерной игры Playboy Mansion, который стал окончательным поводом для визита на вечеринку самого мужского журнала. Вместо пафоса под стать стразам на черной футболке 'Me Me Me' - душка-балагур, сыпящий остроумием, и великолепный собутыльник, споивший сперва профессионалов с диктофоном, а затем и весь танцпол, отправляя литры текилы с диджейской стойки прямо в зал. Дело было в начале 2006-го. Текст: Андрей Тараненко, Влад Фисун. Из этого интервью мы убрали только слово «смеется» в скобках. Иначе бы оно составляло половину текста. Приехавший на вечеринку PLAYBOY обладатель премии Грэмми и звания «самого креативного музыканта планеты» оказался не только гениальным ди-джеем, но и потрясающе общительным человеком.    

- Тебя звали Aphrohead, Sharkimax, Wonderboy, Elektrikboy, Maddkatt Courtship, ты был одним из 2 Black Ninja's. Какой самый сумасшедший псевдоним приходил тебе в голову, но ты не решился его использовать? Felix: Vic Nightly.  Вот мой неиспользованный псевдоним. Но очень скоро я его использую. Vic – уменьшенное от Виктора, имени дьявола, мистического человека, который крадет по ночам у людей души. Nightly – значит “ночной”, потому что днем ему среди нас делать нечего. Я собираюсь петь под этим псевдонимом. Скоро вы все услышите о Вике Найтли. (ничего подобного никто никогда не услышал - прим. ред.) - А что означает русское слово “Да” в твоем нынешнем псевдониме Felix Da Housecat?  Felix: Что оно означает? Ха-ха, я не знаю, правда. Я не смотрел антисоветских фильмов в детстве. Или смотрел? «Красный рассвет» смотрел, точно! А в переводе с русского это означает “Yes”? Круто! Вообще-то, когда я заменял артикль «The» на его гетто-форму «Da», мне просто казалось, что так более по-хулигански звучит, задиристее, более свежо. - Неужели в начале 90-х так было скучно в Чикаго, что ты переехал в Лондон? Felix: Скучно? Да там полная жопа была, просто труба. Хаус-музыка умерла в Чикаго в 87-м, когда пошла вся эта сладость. Точно вам говорю. Перемещаемся в Нью-Йорк - там та же самая картина, все песни об одном: «Oh, baby, what you gonna do for me”. Это ж невозможно! Скукотища! Попса!

- Ну, судя по тому количеству ремиксов, которое ты в последнее время сделал, попса – не так уж и плохо? Felix: Ну, да… Мадонна, Бритни Спирс, Мэрилин Мэнсон, опять Мадонна, опять Бритни Спирс и Мэрилин Мэнсон. Я снимаю трубку, говорю, да, ОК, «конечно»… но в какой-то момент начинаю понимать, что меня начинают просто тупо использовать. Да, с одной стороны попса, а с другой - тебе в трубку говорят: «Парень, 20 штук…». Чуваки, 20 штук! Но, кстати, Бритни ремикс не понравился. И мой менеджер говорит: «Ну давай, сделай еще один, второй вариант». Я ему отвечаю – это, мол, единственный вариант, потому что я так это вижу, и либо будет так, либо вообще никак. И в итоге они все же взяли мой вариант… Тогда я не мог отказаться от работы с поп-звездами, но сейчас – собираюсь завязывать. Я фокусируюсь на себе, на своей музыке, и больше не собираюсь заниматься поп-ремиксами. 


- А как вообще проходит обсуждение будущих ремиксов? Ты встречаешься в кафе с Кайли Миноуг, вы выпиваете водки, берете пончики, бла-бла-бла? Или все происходит по электронной почте? Felix: Сперва поп-звезды и их менеджеры слышат мою музыку, понимают, что я крутой. Потом они присылают мне предложение и песню, на которую они хотят сделать ремикс. Потом все мои коллеги говорят: «Да не берись ты за Бритни Спирс, она вся такая стерильная, положительная, ну ее на хер!». А я им говорю: «Вот именно! Поэтому я из нее и сделаю реальную секси!». И я из нее делаю такую чувиху, на которую сразу у всех парней…  ну понимаете, да? А что касается Мадонны, то я никогда не был ее фаном. Она же все скопировала у Принса. Она – его женская версия. Не, я, конечно, уважаю ее - она женщина в суровом мужском мире. Но я не соглашусь для нее делать ремиксы, потому как для этого я должен быть фанатом артиста (тем не менее, Феликс сделал ремикс на American Life, прим. ред.). Вот мне захотелось что-то новое внести в образ Бритни – ок. Мне нравится то, что делают Мэрилин Мэнсон и New Order – ок. Можно сказать, что единственный ремикс, который я сделал просто за бабки, это, как ни странно, версия Sinnerman Нины Симон для сборника Verve Remixed. Я правда, сам ввязался во все это, сам выбрал Нину – она ведь для Чикаго богиня! А потом началось - у меня вообще не было времени даже в студию попасть. Мой менеджер позвонил мне и сказал, что надо закончить в срок, а я ему – да нет, блин, времени, братан! И в итоге - ха-ха-ха - он сам написал этот трек вместо меня. Сам засунул биты, бас, наложил вокал. Да, мой менеджер крут! Хотя если послушать этот трек, он вообще звучит не как мой. Прикиньте! Короче, до клавиш мне было не добраться, я просто послушал этот трек по телефону и сказал: «Да черт с ним, отдавай в тираж». 



- Кстати, у тебя с собой не телефон, а просто какой-то переносной сервер. Куча кнопок, клавиатура, дизайн сумасшедший. Ты вообще давно гаджетами увлекаешься?  Felix: С тех пор, как посмотрел «Побег из Нью-Йорка» и «Бегущий по лезвию бритвы». Если серьезно, это очень нужная штука, я все время на связи: вот смотри, это коммуникатор. Так, смотрим, кто тут сейчас онлайн: Мисс Киттен, P Diddy, мой менеджер, 2 Many DJ’s… Ну, теперь понимаете, что это очень нужный приборчик. Мы – люди будущего, нам нужны гаджеты. А мне и подавно нужна такая игрушка – тут внутри и телевизор, и телефон, и даже мой электронный кошелек.   - Когда-то ты подрабатывал в пиццерии «Эдуардо». Скажи честно, тебе никогда не хотелось плюнуть в пиццу какого-нибудь клиента? Felix: Блин, ребята, откуда вы об этом знаете? Ну, да, иногда такое случается в Чикаго, но я – никогда! Хотя я просто ненавидел эту работу. Ебаная пицца! - Зато, похоже, ты никогда не против выпить. А какие-то допинги ты еще используешь? Наркотики?  Felix: Знаете, самое смешное: я никогда не пробовал кокаин, таблетки и всю эту дрянь. В Англии, когда мои знакомые узнали, что я не употребляю наркоту, они очень удивились: а как же ты тогда делаешь такую музыку? Еще давно мой папа дал мне попробовать «Хайнекен», а потом протянул косяк. Это было ужасно – вонючий дым, глаза налились кровью, нечем дышать. Это был мой единственный наркотический опыт – и я думаю, что последний. Я всегда боялся пробовать наркотики, я и так достаточно сумасшедший, зачем мне еще усиливать свое безумие. Тем более, что моя музыка могла бы из-за этого стать скучной и вовсе не фанки. Зачем мне наркотики – мне намного больше нравится украинская водка – вот это класс! Давайте еще по одной!


- Когда ты увидел Мисс Киттен, какая была твоя первая мысль? Felix: Это было в 1998-м году, у нее как раз только вышел сингл Frank Sinatra. Я был на каком-то рейве, и она пела эту вещь, и я подумал: «О, она такая сексуальная, я должен с ней познакомиться» (отвлекается) Черт, за соседним столиком сидит девушка – вылитая Моника Белуччи, вы видите?! Да, да, переведите ей! Я безумный фанат Белуччи! Даже моя герлфрэнд знает об этом! А еще она знает, что ей запрещено говорить о Монике плохо! Да-да-да!!! Так вот, почти два года я искал Мисс Киттен… и вот как-то прилетел на фестиваль в Швейцарию, меня встречают парень с девушкой в аэропорту… везут меня в отель, и я им: «Ребята, организуйте мне встречу с Мисс Киттен, она тоже выступает у вас». И тут девушка говорит: «Так я и есть Мисс Киттен!». Ну, я это… даже засмущался слегка. -  А ты с ней, случайно, потом не… Felix: Нет! Я обожаю секс, но никогда не сплю с теми, с кем работаю. Это правило №1! А вот работать с ней - просто кайф. Мы за час записали Madame Hollywood, потом практически без остановки Silver Screen. Да и весь альбом получился вообще без усилий. Ну, конечно, моя повышенная коммуникабельность тоже сработала…

- Так это из-за своей общительности ты предложил фронтмену Radiohead Тому Йорку что-то записать вместе? У вас же совершенно разная музыка! Felix: Я фанат Radiohead с тех пор, как услышал их диск OK Computer. Я понял, что люблю эту группу так же, как альбом Принса Revolution. И вот однажды я давал по телефону интервью какому-то японскому журналу, и меня спросили, какая у меня любимая группа, и я ответил: Radiohead. И следующий вопрос был: а почему бы вам не сделать что-то вместе, как ди-джей и группа, ведь Том Йорк недавно сказал, что ему очень нравится ваш альбом Kitten and Thee Glitz. И я нашел это интервью Йорка, завелся и сказал своему менеджеру, чтобы он связался с Томом. И Том согласился, сказал - да, чувак, это круто. А позже извинился и говорит – только не сейчас… сейчас я полностью занят своим новым альбомом. Это было для меня так болезненно (громко хохочет).

- Твой отец саксофонист. Как он оценивает твою музыку? Felix: Отец привел меня в музыку, он отдал меня учиться играть на кларнете. А вообще он считает меня странным чувачком. Да, так и говорит - "ты странный чувачок". Ему нравится, но для него это другая музыка, не совсем его. Он попал в больницу на Рождество, там все серьезно было. И когда его выписали, я решил показать ему свою студию, показать, как я работаю. Это важно, тем более что я постоянно в разъездах, мы очень мало видимся. - А что думает мама? Ей нравится то, чем ты занимаешься?  Felix: А моя мама… она всегда говорила мне: тебе надо в колледж, тебе надо учиться, своей музыкой ты на жизнь не заработаешь, не пробьешься, будешь нищим. Я в свое время реально забил на школу, правда… но зато теперь я говорю маме - твой сын зарабатывает сотни тысяч, видишь! И ты все еще считаешь, что я занимаюсь непонятно чем, каким-то дерьмом? - Ты вообще представлял себе, куда едешь? Украина, Киев и все такое… Felix: Чуваки, я же из пригорода Чикаго! Если бы парни из моего района узнали, что я реально знаю, где находится Украина, то сказали бы “Пиздец!” - А что сказали бы девушки из твоего района? Felix: Они сказали бы: “Охуительно!”.