Архив: Parov Stelar

Updated: 6 days ago



Нынешнее творчество австрийского продюсера Маркуса Фюредера совершенно не привлекает. Тонкий эстетский трилловый даунтемпо сменился площадной похабщиной. Как раз в момент перехода от творчества к ремеслу и состоялся наш разговор в баре "Челси" в Вене, за душевной беседой мы прикончили весь шнапс "энциан".


Журнал DJam, весна 2012 года.



Обычно первый вопрос в интервью самый скучный. Давай начнем без него?


Давай, потому что обычно первый вопрос самый дурацкий, и звучит он как "Что означает Parov Stelar?" Поэтому я б задал вопрос тебе "Что для тебя музыка? Что она значит в твоей жизни? Ты сам способен писать музыку?"


Музыка очень важна. Я способен писать, но  как оказалось, не музыку, а статьи. В частности, статьи о музыке, чем я сейчас и пытаюсь с тобой заняться. Но ты начинаешь задавать вопросы, а не отвечать на них...


Я завидую тебе, так же, как завидую себе. Потому что у меня есть работа, которая требует не только ума, или трудолюбия, но и вдохновения. Нам не приходится заниматься чем-то скучным и вынужденным - это, видимо, и есть благословенный способ сделать свою жизнь.


Со временем концепция, идея проекта Parov Stelar изменилась. Четыре года над ты делал другую музыку, нес другие идеи. Мой приятель-диджей из Москвы, который скупает твои пластинки, высказал предположение, что во многом это изменение связано с тем, что Parov Stelar в последнее время выступают в больших залах, на стадионах.


Мне как артисту кажется, что находиться в одной и той же позиции все время - это просто скучно. Я хочу развиваться, хочу пробовать. Shine On отличается от первых двух альбомов, но мне хотелось изменить ставшее привычным восприятие своей музыки. Два трека с последнего ЕР, Monstro и Nosferatu, несут электронное звучание. Но третий трек на ЕР сделан совсем в другом настроении. Направлений в музыке очень много, и мне не интересно следовать какому-то одному, я хочу восприниматься разноплановым артистом. Иногда мне хочется вечеринки, иногда - меланхолии. Иногда все зависит от того как начался день, иногда от того, как он прошел. Мне плевать, честно скажу, что аудитория, которой нравился я прежний, сейчас ноют "О-о-о, у тебя теперь такой электронный зву-ук. Мы хотим прежнего джаза". Но есть и другая часть аудитории, которые говорят "Круто, у тебя отлично получается соединять джаз с электроникой". Я следую зову сердца, и не могу делать это выборочно.





Означает ли это, что ты полностью свободен в творчестве, ты же не на заводе работаешь, в конце концов?


Это не так. Если людям не будет нравиться моя музыка, они не будут ее покупать, я не смогу этим жить. Конечно, мне надо прислушиваться к мнению моей публики. Но музыка должна быть свободной... Мне сложно выразить мнение, но я не должен насиловать себя... Много эмоций... Я верю в то, что люди, которые будут слушать мою музыку, способны принять эксперимент, дать право на эксперимент. 


Как насчет мнения диджеев. Оно играет для тебя какую то роль?


Скажу честно, последние записи вызвали много откликов, гораздо больше, чем ранние. Последние релизы - они гораздо более DJ-friendly, они для клубов. Возможно, отчасти это от того, что сейчас я гораздо чаще сам оказываюсь в роли диджея, чем 5 лет назад. То есть я забочусь и о себе, о том, чтобы мне было легко выступать в этой роли в клубах.

Но в альбоме, который выйдет в сентябре, будет много разных настроений. Не только дэнс. Может, вы будете вести машину, может, вам захочется подумать о своих личных переживаниях, может, вы просто захотите посидеть дома в приятной обстановке.


Да, но и в последнем альбоме много треков, которые не предполагают "активного восприятия", под которые хочется скорее посидеть и подумать о чем-либо. И для тех, кто пока еще не имел счастья столкнуться с твоим творчеством, как бы ты описал себя, свои способности соединять разные настроения во что-то достаточно целостное?


Я не знаю... Честно, не знаю, как это сделать, как описать себя. Я всегда искренен в музыке, я не пишу на каких-то кнопках обозначения "Это для веселья", или "Это для грусти". Иногда у меня настроение написать что-то попсовенькое, иногда тянет в джаз. Это приходит само собой.


Ты помнишь свое первое выступление в качестве диджея?


Да. Помню конечно. Это было так ужасно. Я очень нервничал, мои руки тряслись. Я не попадал в ручки и кнопки...


- ...и разумеется, в финале ты напился.


Я напился до того!




Вокруг венской электронной сцены ходит достаточно много слухов. Одни приписывают ее основание дуэту Kruder&Dorfmeister. Другие считают основоположниками объединение Vienna Scientists. По твоему мнению, кого следовало бы считать первопроходцами?


Если взглянуть на венскую сцену, точнее на ню-джаз сцену вообще, которая, если быть честным, уже умерла, я бы назвал в числе ее основателей Жиля Петерсона, создателя лейбла Talking Loud. Он и его единомышленники все придумали в 1990 году. K&D проделали большую работу, они вывели Австрию на музыкальную сцену, но ничего не изобрели.  Talking Loud создали acid jazz. K&D привлекли к этому явлению поп-звезд, но были сотни других артистов, делавших такую же музыку. Крудеру и Дорфмайстеру просто повезло. Они сами стали поп-звездами.

Ню-джаз и даунбит - это все здорово, но это было 10 лет назад. Нынешним артистам нужно сделать следующий шаг. Нужно найти свежее звучание, а не делать все время одно и тоже.


Но что ты подразумеваешь, когда говоришь "свежее звучание". Каково оно?


Надо просто прислушаться к тому, что нас окружает. Вокруг столько возможностей: возьми чуть-чуть этого, чуть-чуть того и создай что-то новое. Этот процесс и движет историей, он и называется прогрессом. Например, я хочу соединить массивный звук танцполов с джазовой лирикой, но так, чтобы в итоге получилось что-то органичное, живучее, то, что не режет слух. Для меня это и задача, и испытание.


Ты часто используешь семплы. Кто чаще всего попадает под твои семплирующие ножи?


Да... (смеется) семплы это половина меня. Сейчас чаще всего я стараюсь использовать неизвестных музыкантов. Это требует много времени и затрат, сложно очистить права на использование семплов. Я не использую в качестве семплов готовые музыкальные фразы, лишь маленькие фрагменты. Иногда просто звучок. Я соеднияю эти звучки и получаю новую мелодию. Мне нравится саксофонист, писавшийся с Билли Холлидей, и оркестр Арти Шо.




Но я пытался, два дня пытался сделать из его композиции Nightmare хоть что нибудь, что-то вырезать себе - невозможно. Невероятно - но ничего не выходило. Тогда я сказал себе: "Простите, я сдаюсь, Nightmare останется Nightmare, я умываю руки."