Архив: Саша Грей, часть 1

Updated: Jun 24

Обладательница 15 премий порно-индустрии давно не снимается в жанре, который ее прославил. Зато упорно доказывает миру свою музыкальную составляющую, играя в индастриал-проекте aTelecine, снимая клипы и гастролируя с диджей-сетами. Один из них произошел в заснеженном Киеве, а после него – интервью друга и сподвижника нашей редакции, которое до сего момента не было опубликовано.



Текст: Андрей Тараненко

Март, 2013.

Прорываясь сквозь метель и снежные сугробы, Саша Грей все же сумела приехать из Одессы в Киев, чтобы отыграть свой диджей-сет. И хотя разгулявшаяся стихия погрузила столицу в транспортный коллапс, на ее выступление сбежалось довольно много людей. Хотя, стоит отметить, что в большинстве своем эти почитатели мисс Грей пришли больше поглазеть на бывшую порно-звезду, нежели танцевать под ее музыку.



А.Т.: Хочу сразу поздравить тебя с прошедшим днем рождения, потому как после интервью точно забуду это сделать! Круто отметила?


Саша Грей: О, спасибо огромное! Отметила в Париже, без ажиотации и фейерверков. Я сейчас как раз заканчиваю свою книгу, а писательство, знаешь ли, весьма изматывает. Мне был просто необходим релакс! И мой парень удивил меня — забрал в Париж и устроил мне всевозможные массажи, хамамы, ванны... А утром принес мне праздничный торт в постель! Причем, сам он вообще сладкого не ест. В общем, все было просто прекрасно!


А.Т.: А о чем твоя книга?


С.Г.: Она называется The Juliette Society. Если говорить на языке клише, то это эротический роман о тайном клубе, где самые могущественные люди мира встречаются, чтобы исследовать темные стороны своих сексуальных фантазий.


А.Т.: Нечто в духе Полин Реаж?


С.Г.: Скорее, Жанны де Берг.


А.Т.: Ты имеешь в виду жену писателя Алена Роб-Грийе?


С.Г.: Да, обожаю ее книги! Ты смотрел фильм «Образ» Рэдли Мецгера? Он же снят как раз по ее роману.


А.Т.: То есть, в названии твоей книги речь идет о Джульетте маркиза Де Сада, а вовсе не какого-то Уильяма Шекспира?


С.Г.: Бинго! Кто-то в интернете уже назвал мою будущую книгу эротическим «Бойцовским клубом». Хотя я работаю над ней, находясь больше под влиянием «Адских машин желаний доктора Хофмана» Анджелы Картер и вольтеровского «Кандида».


А.Т.: Как отыграла в Одессе?


С.Г.: Ну… все было отлично.


А.Т.: А если честно?


С.Г.: А если честно – многие из людей, пришедших на мое выступление, находились в каком-то замороженном состоянии, они больше таращились на меня и фотографировали, а танцевала только небольшая группа. Потом мне объяснили, что музыка, которую я играю, непривычна для здешних клабберов. Пришлось на ходу менять программу и зажимать себя в рамках типичных «40 лучших ремиксов». Люди сразу раскачались. В общем и целом – все прошло хорошо.


А.Т.: А что же ты ставила до «40 лучших ремиксов»?


С.Г.: Знаешь, я как диджей очень эклектична. Мой микс включает в себя и техно конца 90-х, и дабстеп, и ранний R&B, и классический EDM. Но в контексте всего этого я обожаю провоцировать публику, включая в свой сет отдельные треки Swans, Ice Cube, Black Flag, Depeche Mode, Nine Inch Nails или Daft Punk. Ну или если уж совсем «моя публика», то могу врубить что-то вроде Burzum, Krallice, Immortal или Mayhem.


А.Т.: Прости, а это что?


С.Г.: Блэк-метал, чувак! Ты не любишь блэк-метал? О, я его обожаю! Кстати, знаешь, чем я однажды опрокинула на пол клабберов в Стамбуле? После Карла Кокса и Флориана Калтстрома врубила им Slayer! Все просто с ума посходили! (смеется)


А.Т.: У тебя широкий диапазон…


С.Г.: Это точно! (смеется). Но в Киеве я никого шокировать не собираюсь. А этот мой, как ты говоришь, широкий диапазон сформировался еще в детстве: мой брат слушал хип-хоп западного побережья, сестра – хип-хоп восточного побережья, мама – классическую музыку и Эрика Сати, отец – блюз-рок, а соседи – кантри. Сама же я сходила с ума от Нико, этой ледяной немецкой дивы Энди Уорхола. Ох, эти ее песни! Нико никогда не скрывала тьму внутри себя, не пыталась рассеять ее внешним светом. Наверное, именно поэтому Феллини и выбрал ее на эпизодическую роль в «Сладкой жизни».


А.Т.: Раз уж заговорили про кино… Фильм «Глубокий порез», где ты снималась, начинается с цитаты Хершелла Гордона Льюиса о том, что кино — это бизнес, и не нужно относиться к нему как к искусству. Ты придерживаешься того же мнения?


С.Г.: О, боги… К несчастью, большинство людей из кино думает сейчас именно так. Знаешь, большие кинокомпании просто помешались на «фокус-группах». Они собирают домохозяек, и те комментируют – «это хорошо», что значит «это станет хитом, потому что нам все понятно», или «это дерьмо», что означает «это неправильное кино, оно заставило нас напрягать мозг». Я пару дней назад пересматривала «Мой личный штат Айдахо» Гаса Ван Сента, это один из моих любимых режиссеров, и как раз думала, что вот это - настоящее кино, где рассказывается о людях, которых мы знаем, о проблемах, которые мы можем соотнести со своими собственными проблемами. И в нем нет хэппи-энда! А сегодня это так трудно - сделать фильм без разжевывания сюжета и без хэппи-энда. Все забыли, что жизнь не всегда бывает счастливой. Ты иногда радуешься, иногда расстраиваешься, это и есть жизнь, и не нужно привносить в нее бойскаутский оптимистический пафос. Говорят, мы живем во время экономического кризиса, и этим объясняется желание простых людей видеть истории, которые счастливо заканчиваются. Мне жаль, что все именно так. Я бы хотела, чтоб люди в киноиндустрии были хоть немного больше интеллектуалами, а не только прожженными циниками и торгашами. И мне жаль, что сегодня кинокомпании реагируют лишь на требования и пожелания среднестатистического зрителя. Да, это бизнес, но я до сих пор верю, что фильмы могут быть и искусством. В конце концов, были же Годар, Трюффо, Феллини... Эти люди жили в таком же мире, как и наш, но при этом могли заниматься творчеством и не считаться маргиналами, тем более что их фильмы все же приносили доход. Сейчас все иначе, увы. Но я верю, что однажды все изменится к лучшему. А цитата Льюиса в «Глубоком порезе» - это ирония, ты же понимаешь. Горькая ирония всех независимых режиссеров.



А.Т.: Помимо того, что в «Глубоком порезе» есть горькая ирония и фонтаны крови — это еще и «кино про кино». У тебя есть любимый фильм о внутренней кухне кинематографа? Типа «Злые и красивые» Винсента Минелли или «8 с половиной» того же Феллини?


С.Г.: О, чувак, я обожаю оба эти фильма! Если кто-нибудь хочет работать в кино, я бы проверяла его таким образом – спрашивала, смотрел ли он эти фильмы? Если нет, я бы гнала его из киноиндустрии пинками. Ты что-то говорил про фонтаны крови... Любишь хорроры?


А.Т.: Вообще-то, это я тебя должен спрашивать!


С.Г.: Йес, сэр, я люблю фильмы ужасов. «Нечто» Джона Карпентера — супер! Весь ранний Ардженто – супер! Его «Кроваво-красный» - гениален, да и «Синдром Стендаля» - ахуенно крутой. И еще – был такой фильм Николаса Роуга с Дональдом Сазерлендом... как же его? «А теперь не смотри», вот! Черт, это один из самых страшных и зловещих фильмов, какие я знаю!


А.Т.: Ты снимаешься в большом кино, Дженна Джеймисон снимается... А почему мужчины-порнозвезды редко снимаются в большом кино? Тот же Рокко Сиффреди, с которым ты снималась в своем первом порно-фильме — он лишь мелькнул у Катрин Брейя в фильме «Романс Х», но после никто его не приглашал ни в один «нормальный» кинопроект.


С.Г.: На самом деле, понятия не имею. Возможно, потому что в сегодняшней порноиндустрии мужчины-актеры не имеют обычно ярко выраженных характеров, а лишь ярко выраженные... ну ты сам знаешь что. В семидесятых и даже в восьмидесятых порнофильмы имели сюжеты, а сейчас никто на сюжетах не заморачивается. А когда сюжета нет, то внимание зрителя полностью на стороне женщин-актрис. И даже если талант такой актрисы сводится лишь к размеру сисек и к «дай я тебе отсосу», у нее все-равно есть шансы пробиться в большое кино, хотя бы на вторые роли. А вот у мужчин-актеров нет возможности раскрыть в порно свой актерский потенциал. Они так и остаются «абстракциями с членом».


А.Т.: Некоторые порнорежиссеры вообще не задействуют в съемках мужчин. Например, Эндрю Блэйк.


С.Г.: Он гений и подлинный новатор в области порно. Я обожаю его, он волшебен и неповторим! Его фильмы похожи на съемки «Vogue», этакая стопроцентная чувственная «высокая мода», фантастический порно-глянец. Когда я снималась у Блэйка, он всегда интересовался, что я думаю, что мне нравится. Он использовал мои комментарии, ему нравился наш диалог.


Продолжение: https://www.djburo.com/post/interview-sasha-grey-part-2