Архив: Shakatak


В рубрике "Архив" мы публикуем наши беседы с выдающимися деятелями современной музыки. Эти интервью актуальны и сегодня, как и то, что продолжают делать их герои. 


Корифеи поп-ориентированного джаз-фанка 1980-х, представители «взрослого поколения» в эйсид-джазе 1990-х, наконец, звезды smooth-джаза на все времена – британцы Shakatak – 12 лет назад приезжали в Киев с концертом (на Международный джазовый фестиваль Do#Dж 2008). Накануне того выступления барабанщик группы Роджер Оделл ответил на вопросы Владимира Сиваша.


Изначально интервью было опубликовано в журнале «Афиша» (Киев) в апреле 2008 года.



Вашу легендарную тему «Night Birds» знает, наверное, каждый даже у нас в стране – когда-то ее использовали в заставках программ еще на советском телевидении, позже на радио. Понятно, что вы делали это миллион раз, но расскажите еще и нам об истории данной композиции и всего знаменитого альбома «Night Birds». Вы, кстати, играете тему «Night Birds» до сих пор?


Если и существует альбом, который максимально точно передает фирменный звук Shakatak, то это наша вторая работа «Night Birds» (1982 года выпуска – прим. ред.)


Примечательно, что заглавная тема пластинки, собственно «Night Birds», появилась уже в самом конце работы над диском: мы поняли, что у нас нет главной, основной композиции для того, чтобы «укомплектовать» альбом. Вся группа в отчаянии ушла в бар по соседству, а Билл остался в студии у фортепиано. Когда мы вернулись из паба, и Билл нам проиграл мелодию, которую он сочинил, мы сразу же поняли, что она особенная.


В то время в Англии была очень популярна группа Chic, и внутренний грув, который мы использовали в «Night Birds», изначально был подсмотрен как раз у них. Также в аранжировке использовали наш фирменный прием Shaka-gap – это когда все инструменты замирают на несколько тактов, позволяя мелодии звучать чисто и сильно. Сей прием особенно эффектно представлен в «Night Birds».

Наверное, благодаря именно данной композиции нас стали серьезно воспринимать в глобальных масштабах. Мы, кажется, играли «Night Birds» на каждом выступлении все эти годы.



Вообще, на самой заре Shakatak, что послужило толчком (какие музыкальные явления) к созданию группы?


На нас очень повлияли Херби Хэнкок, Чик Кориа, Стиви Уандер, Earth, Wind & Fire и ранний фьюжн.


В продолжение затронутой темы, как вы относитесь к тому, что вашу музыку часто используют и вообще ассоциируют с фоновой или прикладной на том же телевидении, радио, в каких-нибудь местах отдыха и так далее?


Ага, это было особенно распространено на заре деятельности, когда наша музыка была в основном инструментальной или содержала вокальные партии, но их было совсем немного. Понятно, что ди-джеям или редакторам на телевидении нравится использовать инструментальные секции. Мы никогда не были против! Какой бы ни была поп-музыка в наши дни, рано или поздно она становится фоном. Вы же не удивляетесь, когда сегодня вдруг слышите хип-хоп в лифтах!



Вас, прежде всего как джазовых музыкантов, или ваших коллег-джазменов не смущало, что синглы Shakatak попадали (в первой половине 80-х так точно) в самые обычные поп-чарты наряду с какими-нибудь тинейджерскими группами? Или, наоборот, подстегивало? Насколько реально, чтобы в 2008-м именно джазовый сингл попал на самую вершину, например, UK Top-20.


Мы никогда не считали себя джазовыми музыкантами в строгом понимании. Билл, Кит и я, конечно, находились под сильным джазовым влиянием, но в то же время Джил и Джордж больше любили фанк и ритм-н-блюз.


Нас невероятно удивило, что наша музыка попала в чарты, но мы не жаловались! И если наша музыка и отличалась от музыки соседей по чарту, было приятно думать, что мы – что-то вроде свежего воздуха.


Джазовому синглу, в принципе, возможно попасть в чарт – но это действительно трудно. Большинство людей в Англии убегают в панике, когда слышат слово «джаз», к сожалению. Так дела обстоят и сейчас.



Насколько и как, на ваш взгляд, изменился музыкальный бизнес с момента, когда вы начинали на рубеже 70-80-х, и до сегодняшнего дня? Технологии, бесплатное закачивание альбомов и прочее – вас это устраивает или пугает?


Конечно, музыкальный бизнес кардинально изменился по сравнению с 80-ми с приходом компьютерных технологий и Интернета. Вообще-то мы думаем, что сейчас исключительное время для того, чтобы делать музыку. Благодаря Интернету мы поддерживаем связь с нашими поклонниками по всему миру посредством сайта www.shakatak.com. Бесплатное закачивание дает возможность узнать музыку коллектива, а поскольку у современных музыкантов не всегда есть возможность дать живое выступление в том или ином месте, мы считаем, это очень позитивно.


Вы выпускали специальные диски для Японии, получили там массу наград, гастролировали в этой стране, наверное, чаще всего – что за такие особые отношения с Японией?


Да, мы безумно популярны в Японии и регулярно даем там концерты – часто дважды в год. Они полюбили нас после альбома «Night Birds», а когда японская звукозаписывающая компания выпустила наш первый диск «Drivin’ Hard», многие слушали и его. К тому времени свет увидела и наша третья пластинка «Invitations», таким образом, получилось, что в японские чарты попали сразу три наших альбома!


Насчет того, почему именно в Японии Shakatak так популярны, есть множество теорий. Например, потому как наша ранняя музыка была в основном инструментальной с редкими вкраплениями вокала – отсутствовал языковой барьер при ее восприятии. А еще мы слышали, что существует сходство между мелодиями, которые написал Билл, и народной японской музыкой. Мы очень любим Японию, это потрясающая страна с удивительной культурой.


Некоторые музыкальные критики воротят носом по поводу вашей слишком «ровной», где-то даже предсказуемой от альбома к альбому манере. То есть, дело не в разбросе стилистических нюансов (которые, конечно, есть), а в том, что, мол, минимального риска от ваших дисков ждать не приходится. Другие обозреватели, наоборот, хвалят Shakatak за эту стабильность и называют вас чуть ли спасителями и хранителями жанра, в данном случае smooth-джаза и рафинированного джаз-фанка. Прокомментируйте. Как вы сами видите свой путь, в этом смысле?


С критиками не поспоришь. Каждый раз, когда работаем над новым альбомом, мы хотим раздвинуть рамки, но в итоге все равно получается фирменное звучание Shakatak. В свою защиту можем сказать, что на каждом из дисков все-таки есть трек, который звучит «не по-нашему». Например, «Sanur» – композиция, где uptempo-latino ложится на скоростной джазовый грув в размере 4/4. Мы также посвятили одну песню Билли Холидей – «Lady Day». Джил написала «Bluе Note» в качестве реверанса в адрес известного джазового лейбла. Не назовешь smooth-джазом и «Da Makani Suite» Билла. И вообще, в том альбоме многослойные ударные взяты из японской народной музыки.


Так что на самом деле у нас много всякого. Но на радио, наверное, попадают в основном мягкие джазовые треки.




Самые запоминающиеся яркие коллаборации c другими артистами за всю вашу карьеру? Работа с Элом Джерро? Кем-то другим?


Конечно, сотрудничество с Элом было знаменательным, но мы также записывались и с Доном Грузином (младший брат Дейва Грузина – прим. ред.), Ронни Лоузом и Лонни Листоном Смитом. Кроме того, приглашали известных английских джазовых музыкантов – Дика Морриси, Гая Баркера, Марк Найтингейла…


В 90-х у вас проскакивал бит, похожий на хип-хоповый, и были заигрывания с электроникой – насколько пристально вы следите за современной, в частности молодежной музыкой? И как вы относились к тому, что в середине 90-х на волне расцвета так называемого эйсид-джаза, вас даже одно время причисляли к этой волне?


Смотря что называть и считать «современной музыкой». Наверное, Джордж и Джил наиболее интересуются популярной современной музыкой (хип-хоп, R&B и т.п.), и Билл тоже в какой-то мере. Билл также очень любит Пэта Метини – его же тоже можно назвать представителем современной музыки.


Мне вот нравится поточный джаз – Джон Скофилд, Кит Джарретт, Брэд Мелдау, Крис Поттер и так далее. И я считаю это также современной музыкой.


Что касается эйсид-джаза. Именно так называли музыку, в которой на фанковый грув накладываются джазовые соло. Мы же именовали это джаз-фанком! В Японии есть другое определение – Urban Dance. По большому счету, мы не возражаем против термина «эйсид-джаз». Наверняка через некоторое время к нам прилепят еще какой-то новый ярлык.



Каким бы мог быть джаз-бэнд всех времен и народов с вашей точки зрения? Ну, например, Майлз Дэвис – труба, Колтрейн – сакс…


Так, для начала очень даже подойдут твои варианты. К ним мы бы добавил Джони Митчелл и Стиви Уандера в качестве вокалистов. Тони Уильямса на ударные, Жако Пасториуса на бас, Херби Хэнкока на клавишные, Метини или Скофилда на гитару.


Какие-то сюрпризы на киевском концерте?


Мы решили играть в основном известные композиции, так как люди не часто видели наши живые выступления. Хиты будем смешивать с менее известными, но безумно любимыми нашими песнями, также сыграем пару вещей с последнего альбома «Emotionally Blue».


Так что каких-то больших сюрпризов не предвидится, зато можем пообещать следующие: на сцене будет группа, которая любит играть музыку живьем, и она окажется не настолько smooth, как многие думают!

Интервью: Владимир Сиваш