DJBuro рекомендует: Из прошлого в будущее – Другая дискотека

Владимир Сиваш в очередной раз отобрал увлекательное, неожиданное, познавательное и «так чтоб немного танцевать» из вороха свежих релизов.



‘VA - Life & Death On The New York Dance Floor 1980-1983. Part 1 &2’ (Reappearing)

Релиз – 24 января 2019.


Лет 13-16 назад лейблы ZE, Soul Jazz, Strut выпустили целую серию мощных ознакомительных компиляций, посвященных нью-йоркской около-танцевальной сцене рубежа 70-80-х (иногда это очень странные танцы). Имеется в виду не какой-то там попсовый блеск Studio 54 и подобное, а творческий авангард Большого Яблока того периода, который породил панк-фанк, mutant-disco, ноу-вейв, даб-диско и так далее. Помню, в киевской «Афише» в середине 00-х чуть ли не каждую неделю обозревал все эти бесподобные артефакты.


Но уже прошло полторы декады, теперь время познакомиться с данным культурологическим пластом и другому поколению. Подойдет как раз новый двойной сборник Life & Death On The New York Dance Floor 1980-1983. Его подготовил лондонский муз-журналист и патимейкер Тим Лоуренс. Он написал несколько книг об отчетном явлении (включая биографию культового аутсайдера Артура Рассела). А наша компиляция – это аудио-компаньон к одноименному последнему на данный момент фолианту Тима Лоуренса.



Здесь не столько прямо раскопки, сколько сливки – артисты, треки. Dinosaur L (проект Артура Рассела), Quando Quango, Tuxedomoon, Алан Вега, Loose Joints (снова Рассел), Дэвид Бирн, Rammellzee, Peech Boys и так далее. Соответственно, сырое disco-not-disco, прото-хаус, панк-фанк, более-менее танцевальные ответвления ноу-вейва, dubby-disco, своеобычные электро-фанк и хип-хоп. Нырять (в Нью-Йорк 1980-1983) и не выныривать.



Gaijin Blues ‘Gaijin Blues’ (Shapes Of Rhythm)

Релиз - 1 февраля 2019.


Удивительное. Польский проект Gaijin Blues записал миньон, который звучит по-особенному даже среди подобных ему необыкновенных. Дуэт из Вроцлава (вот уж никогда бы не подумал) делает опиумные композиции, заваривая foggy-house (или же smoky-disco), капельки даба, джаза с дальневосточной этноделикой.



Разными проявлениями японской музыки – от фолка до отголосков саундтреков к видео-манга и компьютерным играм. Комбинирует электронику с живыми духовыми (бамбуковая флейта часто), струнными, вокальными сэмплами. А главное – у парней получается специфический саунд: те самые «foggy» и «smoky», без потери басовитого ритмического остова. Все четыре трека релиза хороши. Но сюда, пожалуй, пойдет самый условно «веселый» и призрачно «цветастый» Guardia Castle.



DJ Sotofett & Maimouna Haugen ‘C'est L'aventure’ (Honest Jon's)

Релиз – 27 января 2019.


Для данной записи норвежский грув-мистик DJ Sotofett, нередко практикующий интригующие коллаборации, окружил себя прелюбопытной командой. У микрофона Маймуна Хауген, уроженка Западной Африки. На басу ее отец Хауген Иннна Ди Бу, который сейчас выступает вместе с норвежским даб-составом Kambo Super Sound и ранее уже работал с DJ Sotofett.


На ударных и афро-кубинской перкуссии Stiletti-Ana, он никакой не мулат или креол, как можно себе вообразить по манере игры, а финский драм-виртоуз по имени Илари Лариосто. За клавишные, электронику и все прочее отвечает сам Sotofett, а также французский глыба-продюсер Gilb'R, глава важного парижского лейбла Versatile Records, участник дуэта Chateau Flight (вместе с I:Cube).



Информация выше для понимания того, что материал от подобной бригады – специальное приключение. Два длинных трека. Trippy-afrobeat (будто Тони Аллен под психотропным), закольцованные фанковые брейки, «прибитое» cosmic-disco, галлюциногенные синты и дабовые ревер-эффекты. А поверх всего Маймуна рефлексирует на тему эмиграции из Кот-д’Ивуар в Норвегию. Причем, на французском языке (потому что французский – основной в Кот-д’Ивуар).



Dudu Tassa & The Kuwaitis ‘El Hajar’ (Nur)

Релиз – 25 января.


Третий альбом израильского проекта Dudu Tassa & The Kuwaitis. Тут сумасшедшая история. Верховодит в группе Дуду Тасса, видный в Израиле рок-музыкант. В прошлой декаде, уже будучи звездой, он решил возродить дело дедушек – родного и двоюродного – в середине XX века известных как Al-Kuwaiti Brothers. Братья родились в Кувейте в семье с еврейскими, иракскими и йеменскими корнями. В 30-40-х минувшего столетия Аль-Кувейты со своими композициями, где арабские песенные традиции сочетались с новаторством, стали невероятно популярными на Ближнем Востоке, и больше всего - в Ираке, в Багдаде.


После создания государства Израиль в 1948-м братья эмигрировали в Тель-Авив. Но здесь не получили и доли той славы, внимания, что были у них в Ираке или Кувейте. Аль-Кувейты теперь вынужденно играли в барах и на свадьбах. Оба впали в депрессию. А в Ираке пришедший к власти Саддам Хуссейн, узнав о еврейской крови братьев, запретил их песни на Национальном радио, которое когда-то Аль-Кувейты же и помогли основать.


Как замечает Дуду, его дедушка до конца жизни так и не оправился, а также запрещал всем в семье заниматься музыкой, потому что это может быть больно. Однако Дуду проигнорировал заветы предка и в итоге возродил его наследие. «У меня не было выбора, эти песни сами нашли меня», - говорит артист. К слову, композиции Al-Kuwaiti Brothers, несмотря на Саддама и все прочее, до сих популярны в арабском мире.



Собственно, Dudu Tassa & The Kuwaitis переосмысливают темы Аль-Кувейтов, внедряя в их ближневосточные коды элементы рока, предлагая свежую подачу, но оставляя мелодико-гармонический базис. Это работает. Например, первые три трека свежего диска El Hajar – просто бронебойные хиты. Думается, и для израильский, и для арабской, и для евро-американской аудитории. Хотя El Hajar - первый большой международный релиз Dudu Tassa & The Kuwaitis (премьерные две пластинки выходили локально на Ближнем Востоке), за группу уже успели ухватиться на Западе. Весной 2017-го по собственному приглашению Radiohead (Джонни Гринвуд сотрудничал с Тасса еще в 00-х) Dudu Tassa & The Kuwaitis выступали на разогреве у Йорка и компании в США, а в прошлом году уже значились в лайн-апе Coachella. Пока маленькими буквами. Но то ли еще будет.