Книга недели: No photos on the dancefloor! Berlin 1989 ------------ Today

Updated: Feb 2

Каталог выставки, прошедшей осенью в зале фонда C/O Berlin, иллюстрирует для тех, кто не смог увидеть воочию, буйную, неповторимую и, возможно, исчезающую эпоху танцевальной культуры.  

Давайте субъективно. Киев. Наши дни. Эстрадные продюсеры на заборах пишут слово "рейв".  Техно по маркетингу кружится на все 360. Подпишись на три телеграм-канала и будь в курсе. Вот тебе, свежезавербованный техновоин, строительный шмот мазутного цвета и хайтек-фактуры, набор татушек и плющеные очечи, имидж и цвет кожи трубочиста, мастеркласс по аблетону или суровый аналог на проводах. Вот тебе шуршащие ментами в поисках закладок кусты, съемные квартиры на компанию для до и после, лайтовые дневные пати во дворах фабрик и киностудий или темный многосуточный марафон без окон, дверей, дня и ночи, провокативные манерные гей-диско или суровый районный спортформат.

Да даже новогодний технокорпоратив в офисе имени того, кто не далее как года полтора назад объявил моментальное увольнение за наличие чего-то там в крови. Трудящиеся над чартовыми клипами певцы и стилисты берут на уикенд билеты в Бергхайм. Нынче техно – удобная имитация социального бунта, ходи и протестуй, социализируясь низкими частотами по 10 часов. Но прежде всего, по модулю, техно – жанр музыки, который, с упорством блюзового квадрата повторяясь не один десяток лет, с отчаянным пафосом считает сам себя передовым. 

Выставочный проект, собранный экс-главредом немецкого журнала Groove, сотрудником Beatport Хейко Хоффманом и куратором выставочного  центра C/O Berlin Феликсом Хоффманом – все-таки о другом. Не о маркетинге, не об эскапизме, и не о пафосе. Это наглядная констатация, скорее с юмором и иронией, того, что пережил Берлин с 1989-го и до наших дней в небольшой и уютной отрасли шоубизнеса, посвященной клубам, единению и свободе.


28 фотографов и операторов, отправившихся в самые неблагоприятные условия для съемки, вернулись с впечатлениями из мест, в которых съемка не приветствовалась. Их свидетельства, зачастую не выдерживающие профессиональных критериев, зачастую достойные рам, объединены неясными мотивами, как и те, кто однажды ночью оказался посреди танцпола.  Вечеринка – чуть больше, чем попадание ступнями в сильную долю бита, это иногда фото пустых и/или заброшенных интерьеров, это полароиды или студийные портреты артистов, служащих и патигоеров, это остроумие флаеров и угрюмость сквотов. И это что-то окончательно безвозвратное. "Свобода, которая есть на моих снимках, потеряна", – утверждает Каролин Сааге. "У вечеринки всегда есть конец", цитируя вступительное слово куратора. Да, но окончание – это до тех пор, пока кто-то не поставит пластинку снова. 


Выражаем благодарность за книгу Сергею Лещенко.

Приобрести каталог можно здесь.