Пластинка недели: DJ Roumeo

Из Одессы в редакцию прислали исторический роман с элементами экзотики, мистики и приключений. Впридачу с артефактом.

"Промозглым вечером позднего октября, в Амстердаме, пытаемые потребностью ночного досуга мы отправились на вечеринку ориентальной и этнической музыки от лейбла и одноименного магазина пластинок Vintage Voudou. Нас манила декламация репертуара: vintage tropical dance tunes .

Культурный центр/клуб Mezrab принимал "вудуистов" не впервые.

В небольшом зале на берегу реки парни играли на пластинках настолько этнически разнообразную селекцию, что способности шазама были обречены на провал.

В магазин пластинок Vintage Voodoo в квартале красных фонарей, стилистически определённый как “tropical vinyl specialists “, соседствующий с Red Light Radio, мы так и не попали.

И похоже, это был последний, фатально упущенный шанс. Магазин, как и знаменитую будку Red Light Radio, в угоду лендлордам закрыли.


Зато остался каталог, а в нем переиздание альбома 1979 года ‘’Homowo’’ группы из Ганы BasaBasa. Репресс повторял оригинальную обложку голландского издания 1983 года. Титульный конверт, как и внутренний плакат, венчала трайбл-фигура в кубической форме, изображавшая тело человека, но ничего не говорившая о её сути даже в аннотации, кроме того, что дизайнером была Susan St.George.



Пластинка появилась в моей коллекции уже после амстердамского трипа и была накопана в african-секции барселонского WahWah Records. И несмотря на рецензии покупателей в духе «Unfortunately I turned my copy into a salad bowl before the hype», порою находила место в сетах.

Но история с этой, уже забытой и отыгранной пластинкой, нашедшей пристанище на моей полке, и реальной фигурой на ее обложке имела продолжение на острове Занзибар. Туда мы попали, спасаясь прочь от зимней стужи и ковидапокалипса родных широт.

Помимо пляжной программы, обязательным туристическим атрибутом являлось посещение старого и главного города Стоунтаун. Блуждание по узким улицам, хранившим культурные отголоски османского султаната XVIII-го века, предполагало визиты в антикварные Curio Shops в надежде найти виниловые скарбы.


Один из них привлёк расставленными реликвиями на полках, взывавших к порядку. На входе хозяин-индус, заботливо опрыскав дезинфектором, редким в этих краях, пригласил внутрь. Трайбл-маски на стенах отличались явной уникальностью от тех, что были представлены в сувенирных магазинах для туристов. За щитом из кожи носорога я уперся взглядом в подсознательно знакомую фигуру.

(Процесс покупки фигуры это отдельная история, требующая развернутого изложения на торговых площадках интернет-медиа.)

Коротко скажу, что приобретенный артефакт являл собой ритуальную фигуру стража усыпальниц вождей западно-африканского племени бакота из Габона , культ и изготовление этих абстрактных геометрических фигур практиковались до 40-х годов нашего века. Эти фигуры вдохновляли ранний кубизм во Франции, значатся в коллекциях у Пабло Пикассо и MOMAA.

Через пару дней после возвращения с острова я начал раскладывать редкие виниловые приобретения в полку с африканской музыкой. И наткнулся на то самое переиздание альбома 'Experience'. Желтую обложку и внутренний плакат украшала та самая ритуальная фигура племени бакота, такую же я привез из Занзибара.

Тут я понял, почему мой выбор бессознательно пал на артефакт в антикварном магазине.


Я решил написать представителю лейбла ,переиздавшего пластинку, в надежде узнать, почему первоначальные голландские издатели в 1983 году решили разместить фигуру племени бакота из Габона на обложке альбома группы из Ганы. Ответом мне была отсылка к творчеству художницы Susan St.George участвовавшей в оформлении голландской версии издания альбома, к тому же еще супруге видного деятеля афробита Keni из OZO. Кроме того, что она ей просто понравилась, мне ничего узнать не удалось.


Костяк группы Basa Basa ( на языке ГА название трактуется как ‘’хаос’’ или ‘’пандемониум’’) формировали два брата близнеца Джон и Джо Ниаку. Видным фактом творчества является то, что их представляли как протеже Фела Кути, который даже участвовал в записи второго альбома.

Vintage Voudou переиздали третий альбом группы, который состоял из концертного репертуара, и отражал клубные нравы 70-х в Западной Африке.


Заглавная композиция ‘’Homowo’’ как и многие народные песни призвана к празднованию фестиваля урожая в Гане и исполнена на языке коренных народностей ГА.

Несмотря на то, что группа противилась коммерциализации творчества, в некоторых песнях встречается отсылка к клубному диско-саунду тех лет, и вовлечение синтезатора в творческий процесс.

Именно этот третий, и последний альбом Basa Basa, по мнению афроведов раскрыл другую сторону группы. Традиционный Ghana sound в электронном футуризме афрофанка явил собой Святой Грааль музыки Западной Африки 70-х."