Архив: Golden Bug




В рубрике "Архив" мы публикуем наши беседы с выдающимися деятелями современной музыки. Эти интервью актуальны и сегодня, как и то, что продолжают делать их герои.



Французский подданный Антуан Хариспуру, он же Golden Bug, в конце февраля представил миньон «Variation sur 3 Bancs», совместный с дуэтом The Limiñanas. Изначально одноименный трек был частью прошлогодней компиляции «Kompakt - Velvet Desert Music Vol.2». А в 2021-м Антуан решил снова привлечь внимание к композиции, попросив нескольких друзей-продюсеров сделать на нее ремиксы. Все это – в преддверии нового альбома «Piscolabis», что увидит свет в ближайшие месяцы. Одним словом, у нас появился повод вспомнить интервью с Хариспуру, которое Владимир Сиваш сделал почти 12 лет назад. Тогда только выпустивший дебютный лонгплей «Hot Robot», сопровождавшийся сентиментальной байкой об учителе-машине, Golden Bug рассказал Владимиру о разнице между Парижем и Барселоной, соул-фанк-легенде Нормане Уитфилде и подглядывании за обнаженными девушками.

Изначально интервью было опубликовано в журнале «Афиша» (Киев) в июне 2009 года.



Антуан, где правда и где вымысел во всей этой удивительной истории про магазин La Maison Du Robot, твое воспитание и дружбу с роботом, рейвы на Сене и так далее?


На 90% история правдива. Моя мама действительно занималась магазином, который специализировался на японском импорте. Я все свое время там проводил. Однажды она принесла домой робота (из уникальной лимитированной серии) с названием Victor. Мы с братьями возились с ним каждый день. А потом разбили его… Ну, то есть, несколько приукрашенная хроника моего детства и юношества в Париже – кое-что я просто перенес в другой контекст.


Все хотят жить в Париже. А ты наоборот сбежал оттуда. Почему?


Я прожил всю жизнь в Париже. Мне хотелось путешествовать, смотреть мир, наблюдать за тем, что происходит за границами родной улицы. Начал с Испании. Да так здесь и залип. Планировал пожить в Барселоне год – а уже идет девятый. Мне нравится Барселона. Ты знаешь, для человека, приезжающего из Парижа, это как маленькая деревня.

Какие черты, привычки следует французам позаимствовать у испанцев? И наоборот, испанцам – у французов?


Вообще-то Барселона – не так и далеко от Франции. Кстати, язык Каталонии гораздо ближе к французскому, чем испанский. Как я говорил, здесь совсем другой ритм, испанцы и каталонцы менее напряжены, что ли. Серьезные отличия в еде. В Париже все помешаны на соусах, приправах. А тут главное – само блюдо.


Согласишься, что Golden Bug – своего рода звуковой мостик между ударным французским электро последних трех лет, всей этой Kitsune/Institubes/Ed Banger-братии, и континентальным диско/урбан-фанком вроде Gomma или Eskimo?


Да, в этом утверждении есть правда. В общих чертах. Мне по душе оба упомянутых направления. Но я не хочу записывать в чистом виде первое или второе. Все зависит от конкретного момента, настроения. Собственно, баланс диско и электро – именно то, чего я хочу добиться в рамках Golden Bug. Делать смесь этих жанров, а также фанка и хип-хопа. С особенным почерком, который был бы узнаваем людьми в качестве собственной линии Golden Bug.



Парни из Munk после своего визита в Киев года 4 назад иногда шлют нам и-мейлы. В 2007-м первые два сингла Golden Bug они рекомендовали просто взахлеб. А почему ты направил демо именно им на Gomma Records? Ты же вроде с ребятами с тех же Eskimo и Ed Banger дружил еще раньше.


Конечно, я знаю парней с Eskimo и Ed Banger сто лет. Но у них есть свои приоритеты, свои звуковые стандарты. А Gomma – абсолютно открытые, никаких правил, ориентиров. Для продюсера лучшей ситуации не придумаешь. Мне с самого начала казалось естественным сотрудничать именно с Gomma.

Раз уж ты с долей иронии придумал стиль «robotistic booty funk», в 5-7 предложениях, буквально схематично, опиши свое видение эволюции фанка с 60-х по конец 2000-х.


Ох… Это очень длинно будет. Могу сказать, что лично я очень много сэмплирую композиции фанк-бэндов 70-х. Они звучали мощно, грув был настоящим, а все музыканты – просто королями. Мой любимейший артист – Норман Уитфилд. Послушай его, и ты поймешь, о чем я говорю. Весь продакшн Нормана – атомная бомба! Это же он считается одним из создателей «саунда лейбла Motown», написал и спродюсировал тучу песен The Temptations, Марвина Гэя, Глэдис Найт и так далее.

Забавно, что сегодня поп-старс вроде Эмми Уайнхаус тоже пытаются равняться на тех гигантов соул-фанка, копировать их продакшн. Только выходит сухо и безжизненно, на мой вкус. Даже не потанцуешь.


А ты можешь станцевать, например, как би-бой во время живого выступления?


Я, конечно, танцую. Правда, не как би-бой. Иначе ничего бы не успевал делать со своей техникой, ха-ха.



Ты правда конструируешь роботов, занимаешься их дизайном? Или это опять же часть легенды?


Нет, не легенда! Я занимался игрушками-роботами для испанской фирмы Chacha. Кстати, сделал дизайн линии Victor The Robot, посвященной моему детству.


Чем роботы лучше людей?


Вообще, быть роботом – скучная вещь. Человеком быть интересней. Единственное преимущество роботов в том, что они могут смотреть на голых девушек, когда они переодеваются. Робота никто не будет прогонять из комнаты. Но с другой стороны, ведь переодеваться может прабабушка. Не хотел бы я этого видеть, ха-ха.



Интервью: Владимир Сиваш