Архив: The Pinker Tones



В рубрике "Архив" мы публикуем наши беседы с выдающимися деятелями современной музыки. Эти интервью актуальны и сегодня, как и то, что продолжают делать их герои.


В 00-х от них летели искры. Пусть в последние годы от парней мало новостей, но группа существует до сих пор и явно что-то затевает. А когда-то шутники и грув-мейкеры The Pinker Tones, где заправляют Mister Furia и Professor Manso, побывали с концертом в Киеве. Тогда и рассказали нам о родной Барселоне, связи бразильской и тирольской музтрадиции, а также диких китайских бутлегах своих записей.


Изначально интервью было опубликовано в журнале «Афиша» (Киев) в октябре 2008 года.



Журналистам абсолютно невозможно описать ваш стиль. У нас в журнале вот было, например, «south-funky-robot-boogie» или «barsa-amigo-cha-cha-electro». Зная вашу фантазию, не могли бы нам подбросить определение?


Mister Furia: Все просто. Представьте Сальвадора Дали, рисующего Большой Взрыв Вселенной в дизайнерском костюме от Коко Шанель. Именно так сегодня звучит наша музыка.



Да уж… Такие вещи смешать мы бы точно не додумались. В вашей биографии, кстати, написано, что в юношеские годы Mister Furia нашел связь между тирольской музыкой и бразильской босса-новой. Это что очередной прикол? Или объясните нам тогда в чем дело.


Mister Furia: Ха-ха. Я понимаю, что на первый взгляд это кажется нонсенсом. Но на самом деле существует научный базис под данным предположением.


Музыковед Пабло Иглесиас в своей книге «Cocinando» пишет, что аккордеон попал в Бразилию с немецкими моряками, в том числе уроженцами Тироля (по сути, южных германских земель), где этот инструмент на особенном счету.


Уже в Бразилии аккордеон стал ведущим инструментом во времена зарождения самбы.


И что же, интересно, получится, если позволить бразильским битникам-интеллектуалам на свой манер играть самбу, как это случилось в середине прошлого века? То есть, медленно-медленно – они же марихуану все дули килограммами. Ага, получится босса-нова!


Скажи классная теория?!


Professor Manso: В истории The Pinker Tones полно так называемых «городских мифов». Большинство из них, как ни странно, являются правдой. А некоторые возникают, додумываются исходя из того, как люди нас себе представляют, что им о The Pinker Tones рисует воображение. У меня бы ушли годы, если бы я решил навести здесь порядок. Поэтому мы не паримся, даже любим слышать или читать странные вещи о нас.



А вот если люди называют вас испанскими Beastie Boys. Что вы об этом думаете?


Mister Furia: Классный комплимент. Для Beastie Boys, конечно же.



Как бы вы описали свое концертное выступление? Какие инструменты, приспособления и трюки вы используете?


Professor Manso: Это комбинация электронных битов и рок-инструментов… Вертушки, гитары, бас, ударные, синтезаторы всякие смешные, терменвокс, сэмплеры… Много энергии и веселья!



Какое видео все это сопровождает?


Mister Furia: В текущем туре мы работает с офигенным VJ-дуэтом из Барселоны Visitor. Мы всегда творим в живой связке. Часто даже спрашиваем себя: это они подстраиваются под нашу музыку? Или мы реагируем, следуем за их видео?



Представьте нам свою родную Барселону. Вот если бы вы писали вступление к путеводителю по городу.


Professor Manso: Можно набросать несколько определений. Модернизм в архитектуре. Сюрреалистический мультикультурный коктейль. Море и горы. Ночная жизнь. Велосипеды кругом. Башни из людских тел штабелями в одиннадцать уровней!


Однако я бы, прежде всего, написал: Pa amb tomàquet – типичное каталонское блюдо из хлеба, натертого со спелыми помидорами и оливковым маслом; и Rauxa – каталонское слово, описывающее привычное каталонское настроение, состояние души, когда ты одновременно на полном тормозе, в пофигистском релаксе, при этом импульсивен и креативен.



Но вам-то самим часто приходится покидать Барселону. Где The Pinker Tones только не выступали. Как прошли ваши шоу, например, в Пекине, Йоханнесбурге?


Mister Furia: Пекин был полной неожиданностью. Мы вообще не понимали, каким ветром нас туда занесло. Кто в Пекине может знать o The Pinker Tones? Но оказалось, что в клуб набилась сумасшедшая толпа, и все были нашими фэнами!


На следующий день, мы обнаружили, что альбомы The Pinker Tones пользуются большим успехом… на пиратском рынке. То есть, пиратские перепечатки. Мы купили 200 штук таких с безумным китайским артворком, чтобы дарить всем друзьям!


Похожая ситуация была в Каракасе, в Венесуэле. Наши записи не выходили там, но люди даже слова песен знали. Тут я и понял, что все-таки есть что-то неплохое в глобализации.



Как сказать. Хорошо, языки хоть до сих пор разные. В своих песнях вы, кстати, используете сразу четыре языка: испанский, французский, немецкий, английский (или больше?). Как насчет русского? Слышали, Professor Manso в детстве занимался фортепиано с русской преподавательницей.


Professor Manso: Ага, это правда. Ее звали Светлана. Она пыталась учить меня по классическим книжкам, а мне нравились The Beatles. В общем, дело далеко не продвинулось, так что до штудирования русского языка не дошло.



Вы начинали с музыки для кино. Ваши предпочтения в кинематографе? Старые фильмы, к которым бы вы сделали новую озвучку в своем стиле?


Mister Furia: Я бы с огромным удовольствием написал новый саундтрек к самой первой «Розовой Пантере»! Ко второй тоже.


Вообще-то мы участвовали в подобном проекте. Должны были сделать дорожку для старого немого фильма по просьбе British Film Institute. К сожалению, проект так в итоге и не состоялся.


Это проблема в работе с кинематографом. Уж очень большая махина. Масса планов и проектов, которые громко начинаясь, заканчиваются ничем.


Поэтому мы уже рады, что в принципе имеем шанс довольно много соприкасаться с данной сферой. Например, прямо сейчас выходят два голливудских фильма – «Nick And Norah's Infinte Playlist» и «Beverly Hills Chihuahuas» – где используется музыка The Pinker Tones.



В чем вы лично видите отличие между вашими альбомами «The Million Colour Revolution» и недавним «Wild Animals»?


Professor Manso: Прошлый диск был о несуществующем утопическом мире. Идеальное место, в котором мы бы хотели жить. Яркие краски, большие мечты.


«Wild Animals» же о реальном мире с его контрастами и противоречиями. Этот альбом полон экстрима! Для него мы написали самые танцевальные крутые песни, какие только могли, а также – самые наивные и ностальгические… Перепады как в жизни.



Если бы у вас была возможность привлекать любых вокалистов для своих песен (в том числе, покойных). Ну, там Элвиса, Леннона или Антониу Карлоса Жобима. Кого бы позвали?


Mister Furia: Ха-ха. Мы бы хотели заполучить дуэт Элвиса и Джона Леннона. Только вот не знаю, это был бы дуэт-мечта или дуэт-кошмар. Надо пойти спросить, на ходу ли наша машина времени.



Что выбираете. Выпивка или футбол? Или все вместе?


Professor Manso: Не, нам бы уплести пару сытных блюд и потом резаться в настольный теннис. Кстати, вполне обычная программа The Pinker Tones.



Интервью: Владимир Сиваш