Архив: Headman

В рубрике "Архив" мы публикуем наши беседы с выдающимися деятелями современной музыки. Эти интервью актуальны и сегодня, как и то, что продолжают делать их герои.




Швейцарский продюсер/ди-джей Роби Инсинна, он же Headman и Manhead, с начала 00-х является заметной фигурой в сфере современных модификаций диско, панк-фанка, нью-вейва. Один из ключевых артистов мощного мюнхенского лейбла Gomma, а также основатель собственного импринта Relish, чьи релизы лет 10-15 назад имелись во многих ди-джей-бэгах. Да и сейчас вполне конкурентоспособны. Осенью 2020-го Роби Инсинна затеял ревизию своего каталога. Выпустил сразу две коллекции собственных треков, куда вошли как известные композиции с альбомов и синглов, так и всяческие раритеты (включая ремиксы), а также несколько ранее нереализованных композиций. Прослушивая ноябрьский второй том данной серии Владимир Сиваш вспомнил, что двенадцать лет назад Headman приезжал в Киев. И что в запасниках имеется небольшое интервью с Роби, приуроченное к тому визиту, а также альбому швейцарца «Catch Me» 2008 года.

Изначально интервью было опубликовано в журнале «Афиша» (Киев) в марте 2008 года.



Роби, в чем же кардинальное различие между Headman и Manhead. В звуке, творческих методах или просто это твоя забава (менять названия)?


Да, в этом, конечно, есть элемент развлечения. Но есть и веские причины, почему я решил использовать сразу два имени. Основное различие в стилистике. Headman мне всегда виделся как виртуальная группа. С живыми ударными, басом, хотя это все и сыграно мной самим. Manhead предполагался более электронным (например, только драм-машины) и чисто студийным проектом.


И курс действительно разный. Headman – более сырой и ориентированный на диско-панк-электро. А Manhead ближе к balearic-cosmic-disco. Иногда линии пресекается, само собой, но я все-таки стараюсь разграничивать сферы.


Кроме того, Manhead – чистая затея для моего личного лейбла Relish. Я хочу иметь свой независимый проект на своем независимом лейбле, понимаешь?



Что особенного в берлинской Hansa Studios, где проходила часть работы над твоим новым диском? Творческий дух, флюиды Дэвида Боуи, Брайана Ино, Мартина Гора?


Для меня это была история, что зацепила и привлекла. Хотя должен тебя разочаровать, именно той комнаты, где записывались Дэвид Боуи и Depeche Mode, сегодня не существует.


В любом случае, когда я узнал, что Hansa Studios до сих пор функционирует, мне стало очень любопытно. Кроме того, мне нужна была большая профессиональная студия для специфического миксинга некоторых треков. Так что я скомбинировал два интереса. Надеюсь, мне удалось вложить в свою запись немного знаменитой магии Hansa.



Саунд диска «Catch Me» кажется больше электро-ориентированным в сравнении с предыдущими твоими пластинками, меньше живого фанкового мяса. Как прокомментируешь?


Я действительно хотел, чтобы несколько треков на этом альбоме звучали по-новому, показывали мой рост как продюсера. Основная часть ингредиентов все же в духе Headman. Например, песня «Dreampieces» – точно. Однако некоторые вещи, должен с тобой согласиться, звучат более электро. К тому же в отдельных темах я желал сфокусироваться на вокале (скажем, в «Catch Me If You Can» вокал должен был быть обязательно!). То есть, я хотел именно песен в традиционном понимании – не дэнс-болванок. Это очень важный момент на данном альбоме.



Судя по присутствию Джереми Керра из культовой группы A Certain Ratio и звучанию композиции «Dreampieces», ты большой поклонник манчестерского Factory Records. Что вообще можешь сказать о своих музыкальных корнях?


Они очень широки и разнообразны. Я прошел через разные фазы, периоды увлечений в моей жизни. И, конечно, Factory Records, Joy Division, New Order и прочие были очень значимым явлением на этом пути.


Само собой, давным-давно я был фэном A Certain Ratio. В наше время мне удалось издать их новую песню на своем лейбле! С этого момента мы стали приятелями и постоянно обсуждали возможность совместной работы. Когда у меня появился трек «Dreampieces», я понял, что здесь обязательно должны быть A Certain Ratio!


А как ты сам когда-то оказался на Gomma Records? Считаешь ли себя частью Gomma Gang?


Мы встретились очень-очень давно. Они просто хотели издавать мою музыку. Тогда Gomma был малюсеньким лейблом. Да, конечно, я считаю себя частью Gomma Gang. Но также я всегда работал и работаю крайне индивидуально – мой стиль ремиксинга или ди-джеинга. Не говоря уже о том, что я могу как угодно самовыражаться на личном рекординге Relish.


(Ранее нереализованный трек. Ноябрь 2020)


Извини за неосведомленность, но я не очень знаю, кто такой Антон Спивак, чей вокал присутствует на двух твоих пластинках. К тому же его имя звучит очень по-славянски. Расскажи.


Ха-ха. Извиняю. Потому что никто практически не знает. Это загадочный персонаж из Лондона. Больше я ничего не могу сказать. Ну… Он сделал множество великих вещей в прошлом, я считаю его гениальным певцом. Однако сегодня он хочет быть анонимным для моих альбомов. Попробуй копни глубже, может догадаешься, кто это.



Сколько времени у тебя уходит на производство ремикса? Твои самые любимые собственные ремиксы?


Зависит от моей занятости. Обычно недели две. Если мне особенно нравится песня, все идет очень быстро и натурально. В числе моих любимых ремиксов вещи сделанные для Franz Ferdinand, Gossip, Annie, Roxy Music, Poney Poney.


Твои друзья Матиас и Йонас из Munk (основатели Gomma Records), когда два с половиной года назад выступали в Киеве, увозили отсюда обратно домой водку, икру и специальные украинские сорочки – вышиванки (очень им узоры понравились, детям взяли). Какие у тебя в этом смысле планы?


Ну, я тоже люблю водку! Думаю, и икру попробую, кроме всего прочего. Мне вообще интересно, как оно все будет. Посмотрим.



Интервью: Владимир Сиваш