Архив: Pan Sonic

В рубрике "Архив" мы публикуем наши беседы с выдающимися деятелями современной музыки. Эти интервью актуальны и сегодня, как и то, что продолжают делать их герои. 



Музыкальные события в Киеве первой половины 2009 года мы уже не очень хорошо помним. А ведь тогда в столицу Украины приезжали, например, культовые финны Pan Sonic. Подтверждение этому почти случайно нашли в наших же архивах в виде немногословного интервью северян. Впрочем, учитывая имидж дуэта, их музыку и финский «азарт», удивительно, что артисты, в принципе, что-то ответили.

Мастодонты лаконичной шумовой геометрии, холодного техногенного минимализма и полярного эмбиента Мика Вайнио (скончавшийся в 2017-м, но тогда живой-активный) и Ильпо Вяйсянен, то есть легендарные Pan Sonic, накануне представления в Киеве буквально сцедили несколько скупых предложений, отвечая на вопросы Владимира Сиваша.


Изначально интервью было опубликовано в журнале «Афиша» (Киев) весной 2009 года.


Опишите самый необычный аппарат (самодельный или гибрид), который когда-либо был в студийном арсенале Pan Sonic.


Например, штука под названием Holmes. Длиннющая труба с выходом на громкоговорители в конце. Была создана для получения инфразвуков.


Минимал-техно 90-х – это были Pan Sonic. Так заявляло большинство критиков. То, что сегодня называют минимал-техно, – это совсем другая музыка, согласитесь. Комментарии?


Если говорить откровенно, мы крайне мало нынче слушаем техно вообще, и минимал-техно в частности. Так что трудно рассуждать. Рискнем предположить, что музыка может звучать по разному, но развивается, строится она и в том, и в другом случае по определенной схеме, похожему пути.



По мнению Pan Sonic – какую музыку можно и нужно слушать тихо.


Звуки окружающей среды в загородном коттедже расслабленным летним вечером.


С нашей колокольни в Финляндии за последние 10 лет появилось много отличных электронных проектов. У вас есть этому объяснение?


Ну, это с вашей колокольни. Мы-то как раз так не думаем. Больше информации об якобы «новых хороших проектах», чем самих проектов. Вот чего появляется сегодня много в Финляндии, так это MTV-шного говна. Сколько угодно.


Что бы вы ответили тем, кто называет вас лабораторными физиками, а не музыкантами?


Мы не измеряем деятельность Pan Sonic понятиями и дефинициями. И нас не интересуют определения других. Мы создаем звук. И только.



Не так давно вы стали использовать традиционные акустические инструменты. Как вы на это решились?


Электроника, физика – не самоцель. Pan Sonic всегда ищут новый звук, новые горизонты. Если для того чтобы его отыскать, понадобится применить акустику – для нас это не проблема. Что и произошло.


Как вы так делаете, что бас как будто забирается под кожу, резонирует по телу?


Мы точно знаем частоты, которые вызывают подобные реакции. И используем их сознательно.


Вы когда-нибудь работали со старыми советскими аналоговыми синтезаторами «Аэлита» или «Поливокс»? Что о них скажете?


Никогда не пробовали их. Но наслышаны. И с огромным удовольствием бы имели в своем арсенале.



Немного о вашей совместной работе с Аланом Вега (участником важнейшей электронной/синт-панковой группы рубежа 70-80-х Suicide – прим.ред.). Чем вас поразил человек, очень сильно на вас повлиявший?


Поразил самим присутствуем в нашей студии. Для нас это громадная честь.


Что у вас там стряслось с Mute Records?


Да, ничего особенного. Мажор-лейбл EMI купил когда-то по-настоящему независимый Mute. Что, конечно, очень жаль. И мы сами решили уйти.



Какая музыка, какие артисты вас впечатлили в последнее время?


Шостакович. Пятая и девятая симфонии Бетховена. Янис Ксенакис. Сборник Nigeria Special: Modern Highlife, Afro-Sounds & Nigerian Blues 1970-1976. Мортон Фельдман. Кейдзи Хайно. (Ничего себе список! – прим.ред.).


Интервью: Владимир Сиваш